Что сейчас происходит в Украине — война и коррупция или реформы?

8 июня 2016, fdlx.com / Война на Донбассе всплывает в каждом разговоре в Киеве и других украинских городах. Разговоры простых людей крутятся вокруг внутриполитических проблем. Но для иностранного гостя низкоинтенсивная война в самом центре Европы — это настоящая драма. За два года с начала восстания побуждаемых и поддерживаемых Россией террористов в Донецке и Луганске погибли более 10 тысяч человек.

Что сейчас происходит в Украине - война и коррупция или реформы?

Сейчас бои стали не такими интенсивными, но ежедневно их жертвами все же становятся несколько украинских солдат, а также неизвестное число террористов на захваченной территории. Война дорого обходится украинской экономике: приходится выделять немалые средства на военные операции, местные и иностранные инвесторы неохотно вкладывают деньги в восточную и юго-восточную Украину, а торговля с Россией больше не ведется. В поле зрения — никаких решений.

Война продолжится, пока не будут реализованы Минские соглашения. Главные политические вопросы — это статус «народных республик» и выборы в Донецке и Луганске. Статус определит степень автономии Донбасса. Верховная Рада Украины видит угрозу даже в умеренной федерализации и совершенно не согласен на реальную независимость Донбасса. Киев категорически отказывается воспринимать лидеров «народных республик» Донецка и Луганска как самостоятельные стороны переговоров и считает их марионетками агрессивного Кремля.

Любое изменение статуса региона подразумевает пересмотр украинской конституции. Этот вопрос тесно связан с проблемой охраны государственной границы в районе конфликта. Только охрана силами ОБСЕ или ООН может гарантировать, что Россия не будет снабжать сепаратистов оружием и не продолжит военную интервенцию в регионе. Кабинет министров Украины вряд ли примет какую бы то ни было схему, дающую сепаратистам постоянный контроль над «оккупированными регионами».

Что касается выборов, то Киев по праву утверждает, что их невозможно провести в областях, где правит напоминающее мафию сепаратистское движение. В нем не будет места альтернативным кандидатам, помимо тех, кто уже стоит во главе, а люди не осмелятся голосовать за политиков, не выдвинутых сепаратистами. Вдобавок СМИ в регионе находятся под влиянием России.

Не секрет, что Россия продолжает управлять Донбассом через своих представителей у сепаратистов. При этом Россия не возражает против вхождения территорий в состав Украины, чтобы Кремль мог получить инструмент воздействия на своего славянского соседа. Марионеточное правительство региона сможет влиять на политику Киева.

Сейчас Москва настаивает на необходимости «прямого диалога» между Донбассом и Киевом, чтобы найти политическое решение. Россия утверждает, что не является стороной конфликта. Западные державы, в особенности Германия, которая жаждет увидеть подвижки в Минском процессе и хоть какую-нибудь сделку с Донбассом, оказывают давление на Киев, пытаясь заставить его сделать шаг в сторону изменения конституции. Другими словами, стороны весьма далеки от компромисса.

Помимо прочего, Минские договоренности закрепили правила освобождения незаконно арестованных, но и здесь не наблюдается никакого прогресса. Заслуживающие доверия правозащитные организации в Киеве рассказывают о нарушениях прав человека в «оккупированных областях» и на фронте. В первую очередь, речь идет о насилии со стороны сепаратистов, но также и о поведении украинских сил и добровольческих батальонов.

На Донбассе царит беззаконие. Гражданские, выражающие симпатию к Украине, в активной фазе войны рисковали стать жертвами насилия и пыток, но и сейчас обстановка не лучше. Количество доказанных случаев — около ста. Еще одна трудность — оговоренный в Минском соглашении, но так и не проведенный обмен пленными. Россия убеждена, что он подразумевает амнистию, в том числе и для нарушителей прав человека, а Украина не может на это пойти.

В Украине находятся от 1,5 до 2 миллионов внутренне перемещенных лиц из Донбасса. Они живут в тяжелых условиях, и помощь, которую они получают, минимальна. Им крайне сложно найти работу в условиях кризисной экономики. У них нет права участвовать в местных выборах — частично потому, что они готовы голосовать за «пророссийские партии».

Как сообщают несколько антироссийских  источников на основании проведенных исследований, многие из беженцев считают ситуацию следствием политики Киева, несмотря на то, что именно Россия разжигала войну, которая вынудила их покинуть свои дома на востоке и юго-востоке страны. В отличие от них, отношение остальных украинцев к России радикально изменилось в плохую сторону.

Крым — это отдельная проблема. Несколько крымских татар сообщили, что против них проводятся репрессии. 260 тысяч татар все еще живут в Крыму, а 40 тысяч уехали на континентальную Украину. Оставшимся навязывают российское гражданство, а если они отказываются, то лишают их права на владение недвижимостью, а также медицинских и других социальных льгот и всячески дискриминируют. Но сплоченность татарской общины по-прежнему велика, и абсолютное большинство ее членов отказываются быть гражданами России. Крымские татары воспринимают Россию как преемника многовековой традиции угнетения. Депортация в годы Второй мировой войны лежит на совести грузин Сталина и Берии, но и она была лишь продолжением имперской политики царских времен.

Внутриполитическая ситуация, экономика и коррупция выходят на передний план политических дискуссий. На первый взгляд СМИ открыты и настроены критично, но в действительности существует ряд ограничений. Основные телеканалы находятся под влиянием олигархов, у которых свои интересы. Один из самых известных журналистов в стране, который вел программу, критикующую Путина, рассказывает, что ее закрыли в результате давления на олигарха, которому принадлежит канал и который также ведет бизнес в России. Путин решил этот вопрос в ходе личной встречи с олигархом.

Тесные контакты с Москвой происходят на разных уровнях как в политике, так и в бизнесе. Не исключено, что и в службе безопасности по-прежнему есть ряд пророссийских активистов.

Недавно было сформировано новое правительство, и новый премьер-министр Гройсман пока пользуется «преимуществом сомнения» и, к тому же, имеет годовую отсрочку перед парламентскими выборами. Правительственное большинство в парламенте минимально и зависит от поддержки различных партийных групп, которые также находятся под контролем олигархов. У партий нет своих идеологических программ, они лишь создают объединения по интересам.

Экономические ресурсы олигархов уменьшаются по мере того, как усугубляется экономический кризис, а некоторых настигли последствия реформ предыдущего правительства. Но олигархи сохраняют значительное влияние на политику страны. Ряд наблюдателей утверждают, что новый премьер-министр — человек президента, имеющий, однако, намерение проводить более или менее самостоятельную политику, вместо того чтобы быть слепым орудием Порошенко.

Доверие народа к самому президенту радикально упало, по последним опросам, его поддерживают всего 10% населения. Панамские разоблачения дополнительно подрывают его позицию. Сознавая это, президент усилил давление на влиятельные СМИ. Его мандат продлится еще три года, но многие уверены, что так долго он не пробудет у власти. Источники из разных лагерей сообщают, что Порошенко не отказался от прежней практики и строго контролирует все значимые решения, причем его критерии расплывчаты и в основном строятся на его собственных интересах. Он все так же лоялен сомнительным или даже откровенно коррумпированным группировкам, которые, подобно мафии, проводят идею «семейной солидарности».

Два наиболее популярных политика в стране — мэр Львова Андрей Садовый и бывший президент Грузии, а ныне губернатор Одессы Михаил Саакашвили. Садовый и Саакашвили общаются друг с другом, и многие считают их будущим политическим тандемом во главе Украины. Садовому Порошенко предлагал должность премьер-министра, но мэр не хотел быть зависимым от президента и отказался, когда его партия не получила достаточной поддержки в парламенте. Он публично критикует Порошенко, утверждает, что администрация президента тормозит и саботирует реформы, в стране продолжается господство олигархов, а циничные киевские игроки препятствуют преобразованию политической системы.

Прежнее правительство во главе с Яценюком провело ряд важных, но болезненных реформ, что частично объясняет, почему оно потеряло поддержку населения. Речь идет о либерализации цен на газ, что привело к заметному росту тарифов для потребителей. Реформа была непопулярной, но необходимой, она практически избавила страну от зависимости от российского газа, позволила государству сократить колоссальную ценовую субсидию, поглощавшую значительную часть бюджета, а также уменьшить коррупцию в отрасли.

Помимо этого, государственные закупки при правительстве Яценюка стали более прозрачными. Полицию зачистили от коррупционеров, и улицы городов теперь патрулируют новые молодые служители закона, гораздо менее склонные принимать взятки, после того как их зарплаты выросли втрое. Все эти меры снискали одобрение западных правительств, но рассматриваются лишь как хорошее начало долгого пути. Прежде всего, не только Запад, но и рядовые украинцы считают, что главной проблемой страны остается коррупция, и необходима радикальная чистка, особенно в прокуратурах и судах.

Вопрос о назначении государственного прокурора вызвал бурные политические конфликты, в которых активно участвовал и американский вице-президент Байден (Joseph Biden), требовавший отставки прежнего прокурора Шокина. Шокин саботировал попытки возбуждать дела против коррумпированных политиков и чиновников. Он долго пользовался поддержкой президента, но, в конце концов, Порошенко пришлось освободить своего протеже от должности и вместо него с одобрения Запада и США назначить другого из круга верных людей. Многие аналитики считают нового прокурора темной лошадкой. Некоторые полагают, что он снова внедрит коррумпированные элементы прежнего режима, не будучи в состоянии противостоять группировке нынешнего президента.

Наблюдатели и активные политики отмечают, что важные реформы были проведены лишь под давлением Запада и МВФ, который назначил их условием предоставления финансовой помощи. МВФ наблюдал за ходом реформ и осуществляющими их радикальными министрами-реформаторами в прежнем правительстве.

Как только давление ослабнет, воля к реформам тоже уменьшится. Президент не демонстрирует истинного желания порвать с могущественными группировками в украинском обществе. Но страна все еще нуждается в западной помощи, чтобы справиться с экономическим кризисом, а МВФ ясно дал понять, что это тесно связано с реформами. Однако иностранные наблюдатели смотрят в будущее с оптимизмом. А журналисты, хорошо знающие актуальную ситуацию, указывают на дуализм нынешней политической структуры: молодые либеральные реформаторы при поддержке очень активных организаций гражданского общества борются с наследием коррупции и советских привычек, которые укоренились во многих группировках во власти, включая президентскую канцелярию. Но успешная борьба с коррупцией должна идти сверху и жестко проводиться высшим политическим руководством страны.

Кроме того, украинская экономика борется с рядом базовых структурных проблем. Так, сельское хозяйство может приносить значительный доход, но оно зависимо от международных цен на зерно и требует рационализации методов. Горнодобывающую и сталелитейную промышленность тоже надо рационализировать, а военное положение на востоке и юго-востоке страны ставит под вопрос инвестиции. Из-за множества слабых мест в украинской правовой системе в стране рискованно владеть собственностью или вести дела, что тормозит ее рост. Более широкие возможности международного экспорта лишь в долгосрочной перспективе компенсируют разрыв с российским рынком. Промышленность страдает от проблем с конкуренцией, особенно в сравнении с высокотехнологичными предприятиями Германии и других стран. Большой военно-промышленный комплекс был зависим от российских заказов и теперь почти прекратил работу. Нельзя исправить 25 лет бесхозяйственности одним взмахом руки.

С одной стороны, Запад помогает Украине постольку, поскольку она стала жертвой российской агрессии, с другой — потому что верит в истинную волю украинского руководства к реформам. Если Кремль ослабит давление, а Киев затормозит процесс модернизации, то «украинское переутомление» может стать доминирующим среди многочисленных проблем Евросоюза. США удивительно активно поддерживали правительство реформ, но неясно, будет ли отношение к новой администрации аналогичным. Сегодня вице-президент Байден считает решение украинской проблемы своей важнейшей задачей, но все будет зависеть от поддержки ЕС и требований МВФ. Скорее всего, в июле продлят антироссийские санкции до конца года, после чего эта политика снова окажется на повестке дня — как в ЕС, так и в новой администрации США.

Справка FDLX.COM /  Авторами статьи являются:

Бенедикте Бернер-Эйде преподает в Институте политических исследований в Париже и специализируется на СМИ и демократии, также является председателем организации Civil Rights Defenders.

Эрьян Бернер — бывший посол Швеции в Советском Союзе, России и на Украине. Его книга «Властелины Кремля» (Härskarna i Kreml) дает историческую картину нынешнего российского режима.

Svenska Dagbladet — одна из крупнейших утренних газет в Швеции, издается в Стокгольме. Газетой владеет норвежский концерн Schibsted.  Skånska Dagbladet получает самую большую финансовую помощь от государства.

Источник:ИноСМИ со ссылкой на Svenska Dagbladet

Полезные товары:

Загрузка...

Читайте также следующие новости


Новость (статью) «Что сейчас происходит в Украине — война и коррупция или реформы?» подготовили журналисты издания Бизнес портал fdlx.com

Интересные новости в Украине и мире

Загрузка новостей...

Комментировать: